ГЛАВНАЯ 
    СПЕЦИАЛИСТАМ 
    ПАЦИЕНТАМ  Rambler's Top100   

[Препараты]  [Интернет]  [Выставки]  [Специалисты] [Литература] [ЭД]  [Виагра]  [Пфайзер]

Nota Bene!    Хотите, чтобы на Вашем сайте ежедневно были бы свежие новости медицины?
 
Источник: Журнал АНДРОЛОГИЯ И ГЕНИТАЛЬНАЯ ХИРУРГИЯ / №-2001

История ОТЕЧЕСТВЕННОЙ АНДРОЛОГИИ:
ФЕДОР ИВАНОВИЧ Синицын 

Указательный перст уролога, равно как и гинеколога, обязан не только ощущать, но и видеть.

"Врачу более чем кому-либо необходимо в интересах науки оглашать не только успехи в медицине, но и ошибки в ней".

Ф. И. Синицын

Московская школа. Федор Иванович Синицын.

Федор Иванович Синицын является основоположником андрологии-урологии в России. С 1877 г. он возглавлял в Москве хирургическую клинику мочеполовых болезней, переименованную позднее в андрологическую. С 1923 г. андрологические клиники стали называться урологическими.

Федор Иванович родился в 1835 г. в семье бедного священника в селе Воркунове Вышневолоцкого уезда Тверской губернии. Сначала он учился в духовном училище, а затем в Тверской семинарии. Несмотря на большую религиозность, которая царила в семье, жажда знаний и призвание к медицине побудили его по окончании семинарии держать экзамены на медицинский факультет в Московский университет, куда он был принят в 1859 г. По завершении курса в 18б8 г. Синицын был призван на военную службу в качестве казенного стипендиата. Сохранилась памятная записка о деятельности доктора Синицына (она была подана в ученый совет 29 марта 1878 г.). "Ф. И. Синицын по окончании курса в Московском университете должен был отправиться на военную службу в силу обязательств за казенную стипендию. Еще будучи студентом, он обращает особое внимание на хирургию. Находясь постоянно при военных больницах (госпиталь во Фридрихсгале Выборгской губернии в Новгороде, лазареты в Валдае и Крестцах Новгородской губернии, в Старице Тверской губернии), он действовал, смотря по обстоятельствам и надобности, то в качестве ординатора, то иногда в роли заведующего. Как на службе, так и в частной практике занимался преимущественно хирургией, не оставляя, впрочем, и отдел внутренней медицины, неизбежно входящий в круг деятельности провинциального врача. О его способностях как хирурга в этот период деятельности могут говорить следующие произведенные им в разное время и в разных местах операции. В Финляндии, в городе Ловизе, в начале своей службы он произвел удаление рака нижней губы, удаление довольно объемистой жировой опухоли и ампутацию Пирогова (18б4 г.). Далее он проводил ряд операций на веках при Trichiasis. В городе Валдай делал ампутацию голени в городской больнице (1865 г.). Там же при подаче пособия во время родов произвел извлечение умершего плода с предварительным прободением головки его, при условиях самых неблагоприятных и при отсутствии самых необходимых инструментов для этого. Здесь же, и тоже при родах, делал два раза акушерский поворот, провел три операции на веках (1866 г.). В городе Крестцы сделал ампутацию голени при травматическом поражении стопы, развивавшейся на больших губах. В городе Старицы сделал ампутацию плеча по поводу огнестрельной раны, вылущение большого пальца руки, удаление камня из мочевого канала путем разреза уретры, восстановление заднепроходного отверстия у новорожденного, операции фимоза и прочие. О мелких операциях нечего и говорить.

Для пополнения и обновления знаний в 1869 г. Федор Иванович командирован в Московский университет держать докторский экзамен, а в 1870 г. - для написания диссертации, каковую - "0 влиянии шейного симпатического нерва на питание глаза" - защитил в 1871 г. (т. е. через три года после окончания медицинского факультета). По получении степени доктора большую часть времени проводил в Москве, занимаясь "специальной хирургией и как главною опорою - патологическою анатомией". И далее... <<В промежутках между 1870 и 1875 годами, отправляясь ежегодно месяца на три-четыре на родину (Вышний Волочок, Тверской губ.), он имел всегда много случаев для хирургической практики по причине полного отсутствия хирургов в земстве. В 1873 году вышел из военной службы и был оставлен на два года при университете для большего усовершенствования. Подпись: профессор В. Басов".

Из этой записки В. Басова видно, что подготовка врачей на медицинском факультете во второй половине XIX столетия соответствовала запросам того времени. Молодой врач в первые же послеуниверситетские годы мог с пользой применить свои знания в условиях работы земского врача. С 1873 по 1875 г. Ф. И. Синицын изучал хирургию у профессоров В. А. Басова и И. П. Матюшенкова. Это были выдающиеся хирурги.

Ординарный профессор теоретической хирургии И. П. Матюшенков, любимый ученик профессора Ф. И. Иноземцева, был первым председателем Московского хирургического общества. Он также руководил клиникой, которая называлась "Специальная факультетская клиника болезней мочевых и половых органов".

Работая у двух корифеев отечественной хирургии, Ф. И. Синицын увлекся урологией. В 1875 г. он был командирован Министерством народного просвещения по ходатайству университета на 2-летний срок за границу. Находясь в заграничной командировке, он работал в клиниках Гюйона, Симона и Диттеля - автора известной книги "О сужениях мочеиспускательного канала и их последствиях". Федор Иванович всецело увлекся проблемой мочеполовых болезней. В одном из своих отчетов ученому совету Синицын описывает новый некровавый метод исследования мочевого пузыря у женщин, предложенный профессором Симоном, который он подверг резкой критике. Он отмечает, что профессор Симон грешит, называя свой метод "некровавым", ибо при разрезах, делаемых Симоном, течет немало крови. Те достоинства метода, на которые указывал Симон, а именно скорость, быстрота и легкость проведения операции, также подверглись критике. Особенно подробно останавливается Синицын на вопросе недержания мочи при использовании этого метода: "...в случаях же, которым свидетелем был я сам, означенное явление нужно признать далеко нередким". И далее: "...а что канал может осваиваться с раздражением вроде тех, которые производятся при расширении его, так это обстоятельство наглядно доказывает факт, приводимый Гиртлем в его Анатомии, где совокупление проводилось не через влагалище, а через мочевой канал женщины, и при этом не было недержания мочи".

В одном из своих писем Ф. И. Синицын пишет: "Наравне с хирургией я немало времени посвятил изучению болезней мочеполовых органов как в анатомо-патологическом, так и в клиническом отношении. Обилие патологоанатомического материала, множество препаратов, собранных профессором Диттелем и доцентом Энглишем, придавали значительный интерес делу и много способствовали его уяснению". Особого внимания заслуживают препараты, собранные доктором Энглишем, в которых можно видеть зачаток болезней и проследить их развитие даже в утробном периоде развития младенца. Такая болезнь, как гипертрофия средней доли простаты, встречается у 7-10-летних детей, а общая гипертрофия наблюдается у 13-15-летних. "Для уяснения некоторых запутанных вопросов в патологии мочеполовых органов мне понадобилось возможно обстоятельное ознакомление с нормальной структурой этих органов, Занимаясь нормальной гистологией, я обратил внимание на мускулатуру prostatae и urethrae. Я убедился в существовании хорошо сформированного запирательного мускула sphincter vesici ext., или sphincter urethrae prostaticus, составляющего ясно выраженное кольцо из поперечно-полосатых мышц. Sphincter vesical ext. не имеет такого значения, какое ему приписывают, так как он не представляет замкнутого кольца, подобно наружному, а представляет только отдельные направленные пучки на задней части шейки пузыря и есть не более как продолжение циркулярных волокон самого пузыря. На основании этого я склонен думать, что роль запирательного мускула, действующего в произвольном отделении мочи преимущественно, если не сказать исключительно, играет только один sphincter externus, но это только априористическое conturi требует доказательства а posteriori".

Письма Ф. И. Синицына характеризуют его как хорошо подготовленного русского ученого, критически оценивающего виденное в клиниках Германии и Австрии, без преклонения перед зарубежными авторитетами. Письма Синицына были опубликованы в "Московском врачебном вестнике". Это способствовало тому, что еще до возвращения из-за рубежа Федор Иванович был выдвинут профессором И. П. Матюшенковым на вакантную доцентуру преподавания учения о болезнях мочеполовых органов. На заседании ученого совета Синицын получил 31 избирательный балл и 8 неизбирательных. С этого момента началась активная педагогическая и общественная деятельность Ф. И. Синицына в Московском университете.
   

Nota Bene!    Каталог фиброскопов и принадлежностей (около 200 поз.)

Педагогическая деятельность

Специальная факультетская клиника болезней мочеполовых органов на 11 коек была открыта в 1866 г. Она располагалась в старом здании медицинского факультета на Рождественке. Преподавал эту специальность И. П. Матюшенков. Еще до избрания Ф. И. Синицына были попытки закрыть клинику мочевых и половых органов. В течение года после избрания Синицын проводил занятия в клинике болезней мочеполовых органов. После смерти профессора Матюшенкова Федор Иванович был назначен доцентом кафедры теоретической хирургии. Через короткое время, в 1880 г., Синицын был избранным сверхштатным экстраординарным профессором. Таким образом, уже в начале своей деятельности Федор Иванович получил признание как в преподавании общей хирургии, так и в преподавании мочеполовых болезней.

Длительное время он боролся за выделение андрологии в самостоятельную дисциплину с обязательным преподаванием. В 1884 г. Федор Иванович был назначен экстраординарным профессором кафедры хирургической патологии и получил в свое заведование небольшую клинику мочеполовых болезней, состоящую из двух палат, без операционной комнаты. Оперировать приходилось на проходной площадке. Несмотря на неблагоприятные условия, деятельность клиники процветала.

Борьба за расширение клинической базы для урологии обострилась в 1890 г. в связи с переводом клиник во вновь отстроенное здание на Девичьем Поле. В постановлении ученого совета от 18 апреля 1890 г. было запротоколировано: "Клиника болезней мочевых и половых органов, которая не переводится с Рождественки на Девичье Поле по чисто экономическим соображениям, должна быть удовлетворена 25 койками в Екатерининской больнице. При этом необходимо устройство для этой клиники особой операционной комнаты". Не следует забывать, что все это происходило более 100 лет назад, когда хирургия и урология были тесно связаны между собой и развитие последней подавлялось такой большой дисциплиной, какой являлась хирургия. Ф. И. Синицын предвидел, что поступательное развитие учения о мочеполовых болезнях возможно лишь после создания самостоятельной клиники с обязательным преподаванием.

Однако только 22 апреля 1892 года на заседании медицинского факультета определили: "...Ввиду необходимости ходатайствовать в установленном порядке об увеличении числа больничных коек в клинике мочеполовых болезней до 40".

23 апреля 1892 г. в присутствии попечителя учебного округа, декана факультета и всего синклита профессоров вопрос был решен положительно. В это время Федору Ивановичу былоуже57лет. Опытный хирург, прекрасный педагог, он обладал широким научным кругозорам и, может быть, ранее других предвидел необходимость специализации и выделения из хирургии отдельных дисциплин. Он продолжает борьбу за выделение клиники мочеполовых болезней в самостоятельную науку. Показательно его выступление на заседании ученого совета 29 марта 1899 г. Оно звучит настолько современно и убедительно, что под такими доводами подпишутся все современные урологи.

"Прогрессивное движение практической медицины, особенно резко выдающееся в одном из видных ея отделов - хирургии, признается всеми за неоспоримый факт. Можно сказать без натяжки, что едва ли найдется какая-либо область, какой-нибудь орган в вашем организме, до которого не имела бы доступ хирургия. И при этом достаточно замечания, что вмешательство хирургии большей частью бывает обставлено строжайшими показаниями, похожими часто по точности чуть-чуть на математические формулы. Такой прогресс обязан, с одной стороны, тщательной разработке частностей, а с другой - тому усовершенствованию внешних признаков и разного рода приспособлений как при исследовании болезней, так еще более при лечении их, которое с особенною поразительностью отмечается в наше время. Вот эта особенность, характеризующая прогресс медицины, и преимущественно хирургии, в практическом отношении настолько богата разнообразием и многими подробностями, часто чрезвычайно сложными, что становится невозможно для выполнения ее одним лицом, как бы оно ни было полно развития умственного и каким бы ни обладало искусством, проворством и ловкостью в техническом отношении. Указанный мною прогресс не есть, строго говоря, продукт нашего времени; он обнаруживается еще задолго до счастливого периода научного движения. И, хотя прогресс этот не выражался с такой стереоскопичностью, как теперь, - но все-таки влияние! его отражалось и тогда в дроблении практической медицины по специальностям, которые нарождались время от времени и вызывались отчасти важностью и значением органа, которого она касалась, а отчасти - сложностью и трудностью исследования и лечения совершающихся в нем патологических процессов. Так было дело с акушерством и офтальмологией. Особенно же резко влияние рассматриваемого процесса выразилось в наше время и породило гинекологию, дерматологию, педиатрию и др.

Нет ничего мудреного в том, что придет, быть может, время, когда из прежних двух громадных половин практической медицины - терапии и хирургии - останется только одно имя, а сущность вся поглотится нарождающимися из них специальностям... Да, в этом нет ничего удивительного, подобная специализация составляет общий закон прогресса, какой бы области знания он ни касался. И стоящий в вопросе отдел - андрологии, начавший обособляться еще в 20-х годах текущего столетия и принявший характер самостоятельного отдела в начале второй его половины, явился тоже логической необходимостью более тщательного и глубокого изучения рассматриваемых в нем болезней, выделения новых болезненных приемов для диагностики и изобретения улучшенных способов для лечения. Я полагаю, что будет излишне говорить просвещенным членам факультета о важности и значении болезненных процессов, входящих в область андрологии. Значение для организма расстройств отделения и выведения мочи, а равно и расстройств и приготовления мужского семени, известно каждому;

всякий развитой врач хорошо знаком как с опасностями, грозящими индивидуально видовой жизни в первом случае, так и с опасностью преемственной родовой жизни во втором. А потому, оставляя в стороне речь о важности нарушения функции мочевой и половой систем, я постараюсь для уяснения и поддержки возбужденного мною вопроса указать на те условия, при которых происходят означенным нарушения, и те поводы, в силу которых они обнаруживаются.

Обыкновенно, когда заходит речь о количественной стороне занятий по отделу половых и мочевых болезней у мужчин, то программу их сводят к самым ординарным действиям, выполнявшимся еще в отдаленное от нас время. По традиции ли, по легкости ли отношения к вопросу, по присущей ли людям симпатии и антипатии, не знаю почему, только когда затрагивается вопрос о преподавании означенных болезней, его сводят к нескольким заурядным болезненным формам, вроде: каменной болезни, новообразований, водянок и проч. И на основании соображений, выведенных из разбора означенных болезней, делают приговор о полезности, целесообразности и уместности преподавания этих болезней как обособленного отдела или о бесполезности и непригодности его. В силу подобного воззрения и отношения к вопросу высказано было лет десять тому назад ауто да фе андрологической клинике и она должна была прекратить свое существование. Последствия не замедлили доказать всю поспешность и неосновательность такого отношения к серьезному делу. Нет спора, что вышеозначенные болезненные формы очень важны и опасны; никто не будет оспаривать и того, что они могут быть преподаваемы в общих хирургических курсах. Жизнь, строгое наблюдение ее явлений и внимательное изучение ее законов громко свидетельствуют, что в андрологии встречаются такие ненормальныя явления, которые, будучи часто признаваемы замаловажныя страдания, влекут за собой тяжелыя, а иногда и гибельныя последствия.

Укажу для примера на ушибы и поражения наружных половых органов (детородного члена, уретры, яичка и проч.), на воспалительныя страдания этих же органов - на искривления, рубцы и сужения как последствия тех же страданий. Каждая их сказанных болезненных форм в состоянии бывает вызвать то серьезное расстройство половой функции, то мочевой, то нарушения обеих вместе. Между тем, эти же самые страдания не удостаиваются быть принятыми в общия клиники, или, если и принимаются, то остаются в тени и затушевываются другими страданиями, признаваемыми за более важныя. Эти маловажный по внешности и многозначащая по существу страдания найдут себе должную оценку только в андрологии, с объяснением их значения местного и общего на весь организм.

Из опасения утомить собрание я удержусь от перечисления всех рассматриваемых в андрологии болезней. Замечу лишь, что в ней разбираются болезни детородного члена, уретры, простаты, мочевого пузыря, мочеточников и почек; болезни мошонки, яичка, придатка, оболочек яичка, семенного канатика и семенных пузырьков. Болезни сводятся к рассмотрению пороков образования, травматических повреждений, воспалительных процессов, новообразований и функциональных расстройств. Уже этого бегло набросанного перечня страданий, рассматриваемых в урологии - андрологии, достаточно для беспристрастного критика и судьи, чтобы сказать, что программа андрологии совмещает в себе не несколько лишь общехирургических болезней, а целый комплекс разнообразных и хирургических, и терапевтических, и венерологических, и неврологических страданий, расположенных строго последовательно и составляющих одно стройное целое. Тот же беспристрастный судья вправе сказать, что разбираемый отдел практической медицины не может быть отнесен без очевидного ущерба для дела ни к хирургической кафедре, ни к терапевтической, ни к венерологической, а должен и может составлять самостоятельную кафедру, представитель кото рой должен совмещать в себе хирурга, и терапевта, и венеролога, и невропатолога в границах программы рассматриваемого отдела. Помимо вышеприведенных основных, существенных, получаемых а priori данных, говорящих в пользу признания за андрологией значения самостоятельной кафедры, сошлюсь на другия доказательства, являющиеся a posteriori. 30-летнее преподавание андрологии в Московском университете вполне подтвердило справедливость и живучесть мысли, положенной в основу при введении этой специальности как обособленного отдела в круг предметов преподавания и при учреждении специальной для нея клиники.

Распространенность болезней, относящихся к этому отделу, и доверие общества к ходу дела в андрологической клинике до того повысили ея кредит, что в настоящее время, несмотря на увеличение числа кроватей до 40, клиника не в состоянии удовлетворить всех нужд.

Об академическом учебном ходе можно сказать то же самое, если не больше, что заявлено и о клиническом лечебном: аудитория не в состоянии вмещать всех желающих слушать преподаваемый в ней курс. Наконец, не могу обойти молчанием и сопоставление андрологии с гинекологией, говорящего также в пользу отстаиваемого мною положения. Оба отдела рассматривают патологию органа тождественных систем, в обоих очень много сходства между болезненными формами, в обоих имеет громадное влияние один и тот же патологический фактор, оба обладают достаточными по количеству, хотя и не одинаковыми по качеству (с внешней стороны) клиниками. И почему же для преподавания гинекологии должен быть и существует отдельный самостоятельный преподаватель, а для андрологии оного не полагается???"

Несмотря на настойчивость Федора Ивановича, добиться самостоятельной кафедры удалось лишь в 1923 г., когда отделение болезней мочеполовых органов возглавил его ученик Петр Федорович Богданов.

Педагогическая деятельность Синицына протекала в неблагоприятных условиях. В качестве учебно-вспомогательного учреждения он имел исключительно специальную клинику мочеполовых болезней. Ему трудно было в надлежащей степени обеспечить наглядность преподавания. По свидетельству современников, Федор Иванович ехал на лекцию, нагруженный рисунками и препаратами, а нередко вез с собой одного-двух больных. Профессор поражал слушателей тем, что наизусть цитировал работы видных русских и зарубежных ученых. Его лекции легко усваивались и, несмотря на то что без перерыва продолжались два с половиной часа, не утомляли. Нередко свою лекцию Синицын заканчивал под гром рукоплесканий. Студенты любили Федора Ивановича. Он учил их, как держать шприц для промывания мочевого пузыря, как вводить катетер или буж. В начале лекции давал характеристику состояния больного. Он никогда не скрывал своих ошибок в постановке диагноза, неудач операции или плохого послеоперационного течения. "Врачу, - говорил он, - более чем кому-либо необходимо в интересах науки оглашать не только успехи в медицине, но и ошибки в ней".

Касаясь его отношения к больным, нельзя не упомянуть об одном факте. Останавливаясь особенно долго у постели тяжело больных, он иной раз заканчивал осмотр поцелуем больного. Больные не понимали значения этого поцелуя, но его ученики знали, что этот поцелуй прощальный, что он равносилен наихудшему прогнозу. И действительно, больной недолго жил после этого.

Работа в клинике начиналась так ординаторы, имевшие палату на 8 человек, с 9 часов утра делали необходимые исследования. С ассистентами совершали краткий обход больных. Около 11-12 часов приезжал профессор и ежедневно осматривал всех больных; в палату вкатывался перевязочный стол, на котором находилось все необходимое для промывания, инсталляции, бужирования и мелких повязок; ни одного больного профессор не пропускал: одному давал совет, другому тут же расширял уретру или промывал мочевой пузырь. Обход длился до 3-4 часов, а в дни операций - до 5 часов вечера.

Отдавая много времени клинике, Федор Иванович не жалел его и для амбулаторных больных. Три раза в неделю он принимал в амбулатории при клинике как первичных, так и повторных больных Операцией, в которой Синицын достиг совершенства и не имел себе равных, было камнедробленис. Про него шла молва, что он в мочевом пузыре находит камень так же легко, как кошелек в собственном кармане.

Вместе с тем Федор Иванович был крайне осторожен там, где не имел опыта. Он не любил цистоскопировать не потому, что не признавал этого метода исследования, а потому, что в период 1901-1907 гг. в употреблении были несовершенные старые непромывные цистоскопы системы Нитце. Они не давали ясных картин заболеваний мочевого пузыря.

Федор Иванович прекрасно делал расширение уретры при так называемых непроходимых для инструмента стриктурах в один сеанс особыми стальными бужами, имеющими калибр от 3 до 28; эту операцию-дивульсацию он пропагандировал и учил, что раз уретра проходима для мочи, хотя бы по каплям, она должна быть проходима и для тонких стальных бужей.

Из воспоминаний С. И. Мицкевича: "Проф. Ф, И. Синицын читал лекции по мочеполовым болезням в Ново-Екатерининской больнице; он довольствовался антисептикой и неохотно производил камнесечение, предпочитая им камнедробление, которое он производил чрезвычайно искусно, дробя в мочевом пузыре огромные камни".

Впервые Синицыным было высказано мнение о том, что почечная колика объясняется повышением давления в почках вследствие задержки отделившейся в почках, но не выделившейся наружу мочи.

Научная работа Ф. И. Синицына

Многие свои работы Ф. И. Синицын посвятил мочекаменной болезни. Будучи крупным специалистом в области лечения камней мочевого пузыря, Федор Иванович вначале проводил камнесечение промежностно-боковым способом, а в дальнейшем перешел на метод надлобкового сечения.

Следует отметить, что Синицын в своих научных трудах широко использовал современную ему научную литературу. Например, в работе "Патологические куриозы из области мочевых и половых органов", напечатанной в "Хирургической летописи" в 1893 г., имеются ссылки на 34 литературных источника на немецком, французском и английском языках.

Особенно высоко оценена его научная работа о применении кастрации для лечения опухолей простаты, исходя из эндокринной связи между ней и яичками. "Эта гениальная идея легла в основу современной гормональной терапии рака предстательной железы". Интересно проследить, как развивалась эта идея.

Механизм влияния половых желез на организм выявлен давно. Последствия, вызванные кастрацией, были известны еще Аристотелю.

Haeckel указывал, что "никакая перемена части не отражается так сильно на всем остальном организме, как повреждение половых органов". Сельские хозяева, желающие достичь ожирения у свиней, овец и т. д., вырезают половые органы (castratio), вследствие чего возникает чрезмерное образование жира. Аналогичные изменения наблюдаются и у людей-кастратов.

Известно, что в прошлые века в Риме певчим в соборе Святого Петра проводили кастрацию в ранние годы с тем, чтобы у них сохранился высокий детский (как тогда называли, "ангельский") голос. Вследствие такого уродования половых органов прекращается развитие гортани, мускулатура тела остается слаборазвитой, отлагается избыточный подкожный жир, изменяется центральная нервная система. Было замечено также влияние кастрации на вторичные половые признаки и половые железы, особенно на предстательную железу. После кастрации она всегда атрофируется. Это было подтверждено в России наблюдениями над сектой скопцов.

В своей монографии "Судебно-медицинское исследование скопчества и исторические сведения о нем" (Петербург, 1872 г.) Е. В. Пеликан указывал, что при оскоплении до половой зрелости предстательная железа не развивается, а после наступления половой зрелости атрофируется.

По мнению Р. М. Фронштейна, идея применения кастрации для лечения гипертрофии предстательной железы возникла у Ф. И. Синицына после изучения работы Е. В. Пеликана.

Клинические наблюдения также свидетельствовали о тесной связи яичек с предстательной железой. Было известно, что при атрофических изменениях в яичке, в зависимости от воспаления, опухоли, туберкулеза, травмы, предстательная железа атрофировалась только при атрофии обоих яичек. При пороках развития, связанных с перемещением яичка из брюшной полости в мошонку, наступает односторонняя или двусторонняя атрофия предстательной железы в зависимости от того, имеется анорхизм или крипторхизм; в случае одностороннего порока всегда атрофируется соответствующая половина предстательной железы. Эти наблюдения привели к попыткам лечить гипертрофию предстательной железы кастрацией.

В России этот метод был предложен Ф. И. Синицыным. Федор Иванович, как истинный ученый, не полагался только на практические наблюдения, он предложил своим ученикам изучить изменения, вызываемые кастрацией. П. А. Лезин писал: "По предложению Ф. И. Синицына я предпринял ряд исследований, касающихся предполагаемых изменений предстательной железы, вызываемых у животных. Исследования проводились над кастрированными жеребцами, быками, коровами, кроликами и собаками. Сравнивая простату и придаточные половыя железы кастрированных животных и животных, проживших более или менее долгое время после кастрации, с соответствующими железами некастрированных, уже макроскопически во всех случаях можно было отметить уменьшение их объема. Простата собаки, вскрытой через четыре с половиной месяца после вылущения обоих яичек, величиной не превышала лесного ореха (у некастрированных животных обычно бывает величиной с грецкий орех). Изменения в предстательной железе после кастрации сводятся к атрофии железистой ткани и развитию соединительной ткани на месте мышечной".

Операция кастрации при гипертрофии предстательной железы со временем была оставлена как уродующая. Федор Иванович так характеризовал людей, лишенных половых органов: "Эти индивидуумы носят только мужское имя, но не имеют внешних признаков, достойных этого имени; они обладают и некоторыми формами женщин, но не имеют ни одного из свойственных им качеств. Эти человеческие межеумки, эти людские аномалии не подходят ни к мужскому полу, ни к женскому. С людьми связывает их не симпатия и глубокая нравственное тяготение, а чисто табунное свойство. Они среди лошадей напоминают склад холощеных людей в стаде. Одинокие и угрюмые, нередко хилые и анемичные, всегда задумчивые и сосредоточенные, они заняты больше собою: чужие интересы не входят в их жизненную программу. Любовь, придающая всю прелесть жизни, смягчающая невзгоды и примиряющая со всеми тяжестями и скорбями, эта посланница небес, от них отлетела".

Позднее кастрация как метод лечения гипертрофии предстательной железы была заменена резекцией семявыносящих протоков, чему в немалой степени способствовало предложение Э. Штейнаха (1920) перевязывать семявыносящий проток с целью омоложения. В 20-е годы эта операция называлась операцией Штейнаха, хотя впервые она была предложена Ф. И. Синицыным. П. А. Лезин в своей диссертации писал (1897):

"Проф. Синицын, изучавший функцию яичка при различного рода патологических состояниях, говорит, что за яичками, хотя и потерявшими способность оплодотворения, остается еще важное значение семенных желез для целого организма и, не зная в точности, на каком году жизни мужчины угаснет их половая функция, нельзя не сознавать, какой дорогой ценой искупаются блестящие местные результаты, достигаемые кастрацией при гипертрофии предстательной железы. Поэтому необходимо для их же самых результатов в борьбе с гипертрофией простаты заменить полную кастрацию односторонней кастрацией или резекцией семявыносящих протоков. В основе этого лежит разумное и гуманное желание не лишать вполне организм благотворного влияния яичек и пожертвовать в случае необходимости для терапевтических целей одной оплодотворительной их функцией, которая в преклонном возрасте нормально падает и поэтому утрачивает свою важность".

Прозорливое предложение Ф. И. Синицына дало мощный толчок последующему изучению влияния гормонов на половую жизнь мужчин. Несмотря на то что метод лечения гипертрофии предстательной железы кастрацией оставлен как неэффективный, в настоящее время он широко и с пользою применятся при лечении рака предстательной железы. Доказано канцерогенное действие мужского полового гормона, вырабатываемого лейдиговским аппаратом яичка.

Невозможно перечислить все научные выступления Синицына на съездах и заседаниях Московского хирургического общества. Он пользовался всеобщим вниманием и авторитетом как ученый, его доклады и выступления были облечены в интересую форму. "Отсутствие Синицына на заседаниях, - писал А. В. Мартынов, - было всегда заметно".

Федор Иванович был учредителем Московского хирургического общества и его председателем. Вот как он сам выразил свое отношение к Обществу в день его 25-летия: "Принимая участие в судьбе хирургического общества еще в пору его зарождения и возникновения, я потом в течение всего времени его существования участвовал и во всех проявлениях его жизни. Я переживал и его грустные страницы в первое время его деятельности, и наступающую потом страдную эпоху бытия".

Необходимо отметить еще одну сторону деятельности Федора Ивановича, характеризующую его как весьма эрудированного и доброжелательного ученого. В течение многих лет ему по поручению ученого совета приходилось давать отзывы на докторские диссертации по вопросам мочеполовых болезней, а также заключения о врачах, желающих вести доцентские и приват-доцентские курсы при медицинском факультете Московского университета.

Развитие андрологии-урологии в России не ограничивалось только московской шкалой. Синицын выделил андралогию-урологию в отдельную специальность, организовал и разработал систему преподавания и прозорливо дал направление дальнейшему развитию этой специальности. В этом большая его заслуга. Недаром его называли отцом русской андрологии.

Федор Иванович был гостеприимным хозяином. Будучи весьма популярным хирургом-урологом, известным не только в Москве, но и в разных уголках России, он был перегружен работой и в то же время не был корыстолюбив. К нему стекалась масса больных, поручая его опытности и знанию свои недуги. Т Т Тли богатые и бедные, зная его постулат: "Всякий платит сколько хочет и сколько может, сообразуясь со своими средствами".

Ф. И. Синицын принимал активное участие в общественной жизни. Он многие годы избирался главой Московской городской думы.

Умер Федор Иванович внезапно от паралича сердца 14 октября 1907 г. в церкви во время службы, преклоняя колени.

По материалам книги Я. В. Гудынского "У истоков отечественной урологии", Москва, 1991.   Статья подготовлена А. В. Карповичем

 

Неспециалистам:  [Потенция :-((]  [о Виагре*]  [Консультация]  [Интернет-ресурсы]  [Анкета самоконтроля]  [Анекдоты]  [Специалисты]  [Обратная связь]


Врачам, Фармакологам, Дилерам:  [Эректильная Дисфункция]  [ВИАГРА*]  [Компания Пфайзер*]  [Препараты фирмы Пфайзер*]  [Интернет-ресурсы]  [Выставки, конференции]  [Специалисты]  [Обратная связь]


Препараты компании Пфайзер:   [АККУПРО] [БЕН-ГЕЙ] [БОНИН] [ВИАГРА] [ВИБРАМИЦИН] [ВИЗИН] [ГЕКСОРАЛ] [ГЛИБЕНЕЗ-РЕТАРД] [ДЕСИТИН] [ДИЛЬЦЕМ] [ДИФКЛЮКАН] [ЗОЛОФТ] [КАРДУРА] [ЛИПРИМАР] [НОРВАСК] [ОЛИНТ] [САБ СИМПЛЕКС] [ТИЗИН] [ФАЗИЖИН] [ЦЕФОБИД]
   

    EndoХирургиЯ - малотравматичные операции.  
Каталог ресурсов